Несколько лет назад моя жизнь напоминала заброшенный полузатонувший корабль.
Такая метафора чаще всего приходила мне в голову, когда я смотрел на свое положение. С одной стороны заметно хуже не становилось — то есть корабль не тонул окончательно. Но с другой стороны — корабль никуда, не плыл и плыть не мог: судно с несколькими пробоинами, изрядно проржавевшее и заполненное протухшей водой.
Говоря прямо, я в течение 5 лет пребывал в депрессии, которую тщательно скрывал. Мне было очень плохо почти каждый день.

Я постоянно курил марихуану, а позже прибавились психоделики, которые расшатали мои нервы окончательно.

У меня не было перспектив, здоровья и покоя. Я испытывал только стыд, вину, ненависть к себе и всепоглощающее отчаяние.

Я боялся заболеть неизлечимой болезнью вроде рака, а с другой стороны мечтал о чем-то таком, потому что для самоубийства был слишком слаб.

Ежедневно я ощущал беспомощность и апатию. Если, кто-то из моих друзей прочтет этот текст — он не поверит. Потому что все это тщательно скрывалось. Я не мог позволить, чтобы другие увидели, что со мной что-то не так, что я неудачник, что я не справляюсь, что я не могу.
У меня не было ни своего дела, ни работы. Все что я имел на тот момент — это несостоявшаяся творческая карьера (хотя моими работами до сих пор восхищаются люди), несостоявшаяся карьера бизнес-тренера и педагога (хотя до сих пор прилетают благодарности).

С деньгами тоже были серьезные проблемы: я жил как промотавшийся аристократ. Привыкнув к роскоши и большим тратам, я не мог себя ограничивать ни в чем и поэтому постоянно пребывал в долгах и брал деньги у родителей.

Я как будто бы сам обламывал свою жизнь по полной программе. Имея природный талант и кучу возможностей, я прятался ото всех и чувствовал себя неудачником.

Встречи ограничились небольшим количеством друзей.С ними мне было легко только в те моменты, когда мы употребляли наркотики. С остальными знакомыми — было очень тяжело: на мне будто лежал отпечаток неудачи, который, казалось, заметен в обществе.

Сам я никогда не делал первого шага, ожидая, что обо мне вспомнят и позовут или пригласят куда-нибудь. Если я первым вступал в контакт, то испытывал стыд, ощущения ненужности и собственной неинтересности.

С женщиной тоже были большие проблемы. Моя девушка редко бывала со мной, потому что была поглощена карьерой. Это меня устраивало, потому что она не должна была видеть мое депрессивное состояния. Она была прекрасна и умна, но из-за того, что я чувствовал, что недостоин ее — отношения постепенно сошли на нет.

Я стал инициатором нашего расставания. До последнего надеясь, что она возьмет вожжи в свои руки и попросит меня не уходить. Тем самым продемонстрировав, что хоть ей-то я нужен. Что я любим.

Секс был возможен только под наркотиками. Любовь ощущалась как сочувствие.
О психологическом здоровье и говорить нечего. Я не вставал с кровати раньше часа дня. День начинался с косяка марихуаны и заканчивался им же. Соображать было невозможно.

А если я оставался без наркотиков, то плакал, потому что на меня обрушивалась вся тяжесть моей депрессивной никчемной жизни.

В этом положении корабль находился бы и теперь, если бы я не ощутил дно. Ведь ниже дна не утонуть. А от дна можно оттолкнуться.

Из Москвы я уехал в глухую деревню в Ивановской области, где остался предоставлен самому себе. Там я начал работу со своей психикой всерьез.

И все это на фоне постоянно ухудшающегося физического здоровья: головные боли, сколиоз, сонливость. Обостряющийся псориаз.
Я увлекся НЛП, но не чтобы лечить себя, а чтобы манипулировать другими людьми.
Умудряясь даже в деревне бессмысленно проживать большую часть дня, я все-таки по чуть-чуть занимался с собой методом ИНП. Еще до переезда — я много слушал автора метода ИНП: Ковалева С.В., читал много ссылок на работы известных психотерапевтов и психологов (все-таки мечта выбраться из депрессия — была).

При этом не делал ни одного шага к цели. Просто смотрел, читал и откладывал знания ничего не пробуя.
И пожалуй — это самая большая проблема каждого из нас: зная что делать, мы избегаем первого шага.

Но здесь, в деревне, где просто нечем было себя занять и ежедневное залипание в телефон тоже надоедало, — я выполнял по одной, двум психотехнологиям в день. Иногда это казалась невыносимо тяжело, иногда я чувствовал, что меня ненадолго отпускает.

Но потом все возвращалось опять. В детстве мама называла меня «упертым» (правда в негативном ключе). Но, видимо, это мамино внушение, эта упертость не позволила мне сдаться.

Я прошел через многие причинно следственные связи моей жизни. Ощутил боль каждого прожитого момента. Рождение брата — который, как мне казалось отобрал любовь родителей. Смерть второго брата, который унес остатки моей любви в могилу и подарил мне нервоз на всю оставшуюся жизнь. Унижения в общеобразовательной школе — в классе я был самый хлипкий и меня постоянно били. Еще били за длинный язык. Били и унижали постоянно.

Потом были шатания по холодным подъездам, где мы распивали алкоголь. Потом травка.

Совершенно случайно я поступил в театральный институт (мальчиков на платный курс не хватило) и там начались унижения другого характера. Мне постоянно давали понять, что я не талантливый и ничего у меня не выйдет. Первое соприкосновение с психологией произошло именно тогда. Я увлекся НЛП, но не чтобы лечить себя, а чтобы манипулировать другими людьми. Ведь к тому времени, я очень их боялся. Через все эти тяжелые воспоминания мне пришлось пройти, потому что с самого начала я не понял суть метода. Мне казалось, что если я не стараюсь, то и не получаю результат. А стараться не нужно было совсем.

Как я живу теперь, совершенно не стараясь?
Очень просто. Теперь я живу в Индонезии. Каждый день мне нравится просто просыпаться и жить.
Я перестал употреблять наркотики, курить сигареты, пить алкоголь.

Теперь я научился получать наркотическое удовольствие от солнца, шума океана, простора, закатов. Здесь, на Бали у меня появились творческие перспективы, которые казалось были всегда.

Но теперь я стал воплощать свои мечты: я учусь на диджея, пишу стихи и встал на доску для серфинга (это не было моей мечтой, но так уж получилось).
Теперь мне все равно, что обо мне подумают и это делает меня свободным.

У меня появилось дело, в котором я абсолютно уверен и которое набирает обороты: это продвинутая психотерапия.

У меня появились деньги и я постепенно задумываюсь о вложениях.

У меня появились женщины и удовольствие от секса без наркотиков.

Я обнаружил свою ценность для самого себя, других и мира.
И даже здоровье постепенно возвращается (это процесс оказался чуть дольше, чем я рассчитывал).

В корабле залатаны дыры, откачана вода. И самое главное, что я встал за штурвал!

В своей практике я встречал лишь несколько таких же тяжелых случаев.

Поэтому, я надеюсь, что ты, читатель, стоишь за штурвалом корабля. Давай сделаем вот что: уберем протекания, настроим команду твоего судна, чтобы она работала гармонично и слаженно, направим твой корабль по верному пути.

Пусть он будет надежнее, станет плыть быстрее, ловя попутные течения и, вообще, будет направлен в правильную, нужную тебе сторону.

Давай сделаем так, чтобы ты просто кайфовал от этого прекрасного круиза длинною в жизнь!